24.10.2021
0_44ad_c14d04f6_L.jpg

ОПАР подготовил материалы судебной практики "Понятие трудового договора. Стороны трудового договора (Ст.56 ТК РФ)".

1. Понятие, значение и условия трудового договора

1.1. Отличительными признаками трудового договора являются: прием на работу по личному заявлению, издание приказа (распоряжения) работодателя, в котором указываются профессия или должность, размер заработной платы, дата начала работы

Апелляционное определение СК по гражданским делам Новосибирского областного суда от 26 сентября 2019 г. по делу N 33-9474/2019

Отличительным признаком трудового договора считается прием на работу по личному заявлению, издание приказа (распоряжения) работодателя, в котором указывается профессия или должность, размер заработной платы, дата начала работы, продолжительность рабочего времени, гарантии и прочее.

1.2. Факт заключения трудового договора свидетельствует о возникновении правоотношений по трудоустройству, которые предшествуют трудовым отношениям и заканчиваются, когда работник приступил к выполнению возложенной на него трудовой функции

Апелляционное определение СК по гражданским делам Самарского областного суда от 10 ноября 2020 г. по делу N 33-11489/2020

Факт заключения трудового договора свидетельствует о возникновении между сторонами правоотношений по трудоустройству, которые предшествуют непосредственно трудовым отношениям и заканчиваются, когда работник приступил к выполнению трудовой функции.

1.3. Уровень гарантий, установленный в трудовом договоре, может быть выше, чем предусмотренный трудовым законодательством

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 8 февраля 2008 г. N 25-В07-22

Исходя из правовых норм [ст. ст. 95657 ТК РФ], условия, предусмотренные в трудовом договоре, основываются на соглашении сторон и не могут ограничивать права или снижать уровень гарантий работника, установленные трудовым законодательством, в трудовом договоре могут быть выше, чем это предусмотрено трудовым законодательством.

1.4. Условия трудового договора определяются по соглашению сторон, в связи с чем работник, подписывая трудовой договор, несет риск последствий, вызванных включением в него определенных условий

Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 11 октября 2018 г. по делу N 33-5941/2018

Согласно ст. 56 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор - соглашение между работодателем и работником; условия трудового договора определяются по соглашению сторон трудового договора, в связи с чем, работник, подписывая трудовой договор, несет риск последствий, вызванных включением в него определенных условий, в том числе, условий об оплате труда.

2.1. Признавая отношения между работодателем и работником трудовыми либо гражданско-правовыми, необходимо учитывать не только наличие (или отсутствие) тех или иных формализованных актов (гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора

Определение Конституционного Суда РФ от 19 мая 2009 г. N 597-О-О (пункт 2.1)

Судебный порядок разрешения споров о признании заключенных между работодателем и лицом договора трудовым договором призван исключить неопределенность в характере отношений сторон таких договоров и их правовом положении, а потому не может рассматриваться как нарушающий конституционные права граждан. Суды общей юрисдикции, разрешая подобного рода споры и признавая сложившиеся отношения между работодателем и работником либо трудовыми, либо гражданско-правовыми, должны не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации.

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ N 3 (2018) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 14 ноября 2018 г.) (пункт 15)

Если отношения сторон фактически складываются как трудовые, то независимо от их юридического оформления к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2018 г. N 34-КГ17-10

Суды общей юрисдикции, разрешая подобного рода споры и признавая сложившиеся отношения между работодателем и работником либо трудовыми, либо гражданско-правовыми, должны не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15  и  56 Трудового кодекса Российской Федерации. Из приведенных в этих статьях определений понятий "трудовые отношения" и "трудовой договор" не вытекает, что единственным критерием для квалификации сложившихся отношений в качестве трудовых является осуществление лицом работы по должности в соответствии со штатным расписанием, утвержденным работодателем, - наличие именно трудовых отношений может быть подтверждено ссылками на тарифно-квалификационные характеристики работы, должностные инструкции и любым документальным или иным указанием на конкретную профессию, специальность, вид поручаемой работы.

Таким образом, по смыслу статей 1115 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с положением части второй статьи 67 названного кодекса, согласно которому трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя, отсутствие в штатном расписании должности само по себе не исключает возможности признания в каждом конкретном случае отношений между работником, заключившим договор и исполняющим трудовые обязанности с ведома или по поручению работодателя или его представителя, трудовыми - при наличии в этих отношениях признаков трудового договора.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 28 февраля 2020 г. N Ф09-585/20 по делу N А50-2174/2019

Суды, разрешая подобного рода споры и признавая сложившиеся отношения между работодателем и работником либо трудовыми, либо гражданско-правовыми, должны не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п. ), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации.

Определение СК по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 21 декабря 2020 г. по делу N 8Г-28384/2020[88-27904/2020]

Согласно разъяснениям, содержащимся в пунктах 17-21 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 15 от 29 мая 2018 г. "О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей - физических лиц и у работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям", суды общей юрисдикции, разрешая подобного рода споры и признавая сложившиеся отношения между работодателем и работником либо трудовыми, либо гражданско-правовыми, должны не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса РФ.

2.2. Основным критерием разграничения трудовых и гражданско-правовых договоров является предмет правоотношений: в трудовых - это сам процесс труда работника по определенной трудовой функции, в гражданских - это конечный результат, продукт труда

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ N 3 (2018) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 14 ноября 2018 г.) (пункт 15)

Из содержания данных норм ГК РФ [п. 1 ст. 720 ГК РФ)] следует, что договор подряда заключается для выполнения определенного вида работы, результат которой подрядчик обязан сдать, а заказчик принять и оплатить. Следовательно, целью договора подряда является не выполнение работы как таковой, а получение результата, который может быть передан заказчику. Получение подрядчиком определенного передаваемого (т.е. материализованного, отделяемого от самой работы) результата позволяет отличить договор подряда от других договоров.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 января 2019 г. N 5-КГ18-259

Из содержания данных норм ГК РФ [п. 1 ст. 720 ГК РФ)] следует, что договор подряда заключается для выполнения определённого вида работы, результат которой подрядчик обязан сдать, а заказчик принять и оплатить. Следовательно, целью договора подряда является не выполнение работы как таковой, а получение результата, который может быть передан заказчику. Получение подрядчиком определённого передаваемого (т.е. материализованного, отделяемого от самой работы) результата позволяет отличить договор подряда от других договоров.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25 августа 2020 г. N Ф08-6318/20 по делу N А63-14780/2019

Договорно-правовыми формами, определяющими выполнение работ или оказание услуг по возмездному договору, могут быть как трудовой договор, так и гражданско-правовой (в том числе возмездного оказания услуг, подряда). При этом предметом трудовых правоотношений является сам процесс труда работника по определенной трудовой функции (профессии, специальности или должности) в данной организации. Предметом же гражданских правоотношений является конечный результат - продукт труда.

2.3. Заключение договоров на выполнение работником работы не разового характера, а постоянного, без указания объема работ; обеспечение заказчиком работников соответствующим инвентарем, оборудованием; ежемесячная оплата труда в определенной сумме свидетельствуют о наличии трудовых правоотношений

Определение Верховного Суда РФ от 10 октября 2016 г. N 309-КГ16-12092

Суд апелляционной инстанции, проанализировав статьи 165659 Трудового кодекса Российской Федерации, статьи 702779 Гражданского кодекса Российской Федерации, положения Закона N 125-ФЗ, условия и содержание спорных договоров, должностных инструкций, сопоставив их с актами о приеме работ, пришел к выводу о том, что правоотношения граждан и общества по данным договорам носили не гражданско-правовой, а трудовой характер, а осуществляемые им выплаты по данным договорам являлись скрытой формой оплаты труда.

Договоры, заключенные между заявителем и физическими лицами, заключены на выполнение работником работы не разового характера, а постоянного; в договоре отсутствует конкретный объем на весь срок по договорам, предполагаемых конкретной должностью или профессией; между сторонами договора сложился непрерывный и длительный характер отношений, договоры заключаются периодически с одними и теми же лицами в течение нескольких лет, исполнители обеспечивались со стороны заказчика соответствующим инвентарем, оборудованием, то есть при выполнении определенной работы работники обеспечивались необходимыми принадлежностями для оказания услуг, выполняемые работы предполагают наличие конкретной должности или профессии. Оплата труда была гарантирована в определенной сумме. Работа граждан оплачивалась обществом ежемесячно.

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 26 сентября 2018 г. N Ф06-37386/18 по делу N А72-1264/2018

Основными признаками, позволяющими разграничить трудовой договор от гражданско-правового договора оказания услуг являются: выполнение работы личным трудом и включение работника в производственную деятельность предприятия; подчинение работника внутреннему трудовому распорядку; выполнение работ определенного рода (трудовой функции), а не разового задания; возмездный характер (оплата производится за труд).

Судами установлено, что во всех договорах в соответствии со статьей 57 Трудового кодекса Российской Федерации указана дата начала работы, что является обязательным для трудового договора. Работа выполнялась на оборудовании заказчика и посредством материала, инструментов, и документации, предоставляемых заказчиком на территории последнего. Заработная плата исполнителей по вышеперечисленным договорам отражена в расчетных ведомостях по начислению заработной платы помесячно, определена стоимость одного периода (1 месяц), что является признаком выплаты ежемесячной заработной платы. В пункте 3 в разделе "Цена договора и порядок расчетов" представленных договоров, определена окончательная стоимость за весь период и помесячно с указанием конкретной суммы. Доказательств составления актов выполненных работ, оказанных услуг по договорам, судам не представлено. Выполнение работником конкретной трудовой функции связано с регулярной производственной деятельностью министерства.

В связи с этим суды признали, что предметами договоров являлось выполнение физическими лицами трудовой функции по конкретным должностям и профессиям, характер выполняемых работ соответствовал деятельности министерства. Договоры заключались многократно с одними и теми же лицами; в предмете договора закреплено выполнение трудовой функции, а не разового задания заказчика. Работы имели длящийся характер в силу постоянной потребности министерства в названных работах.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 5 апреля 2018 г. N Ф07-2665/18 по делу N А26-10146/2016

Основными признаками, позволяющими разграничить трудовой договор от гражданско-правового договора оказания услуг, являются: выполнение работы личным трудом и включение работника в производственную деятельность предприятия; подчинение работника внутреннему трудовому распорядку; выполнение работ определенного рода (трудовой функции), а не разового задания; гарантии социальной защищенности.

Судами также установлено, что договоры, обладали общими признаками, а именно: заключались ежемесячно на протяжении 2013 - 2015 годов; в договорах устанавливалась фиксированная сумма вознаграждения, в том числе в составе вознаграждения выделялась сумма северной надбавки; в договоре имелся акт приемки-сдачи выполненных работ, который также не содержит указания на объем произведенных в рамках договоров действий.

Таким образом, оценив в совокупности и взаимосвязи представленные в материалы дела доказательства, суды обеих инстанций пришли к выводу, что заключенные Обществом с физическими лицами договоры фактически регулируют трудовые отношения, поскольку имеют систематический характер (заключались периодически с одними и теми же лицами в течение длительного периода времени), работы выполнялись ежедневно, в договорах отсутствует конкретный результат работ, оплата труда гарантирована в определенной, фиксированной сумме, следовательно, значение для сторон имел сам процесс труда, а не достигнутый в результате этого овеществленный или не овеществленный результат.

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 23 октября 2017 г. N Ф06-25456/17 по делу N А72-14037/2016

Основными признаками, позволяющими разграничить трудовой договор от гражданско-правового договора оказания услуг являются: выполнение работы личным трудом и включение работника в производственную деятельность предприятия; подчинение работника внутреннему трудовому распорядку; выполнение работ определенного рода (трудовой функции), а не разового задания; возмездный характер (оплата производится за труд) (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 24.01.2014 N 18-КГ13-145).

Суды, проанализировав условия договоров, установили, что отношения сторон по договорам имели длящийся, системный характер, физическими лицами выполнялась не какая-либо конкретная разовая работа, а исполнялись определенные функции, входящие в обязанности работника организации в соответствии с предметами и видами деятельности, закрепленными в уставе заявителя, при этом важен сам процесс труда, а не его результат, работы выполняются физическими лицами в интересах работодателя с использованием предоставленного им материалов и помещений, оплата труда физическим лицам производится 15-го числа месяца, следующего за окончанием работ; форма оплаты - перечисление на банковскую карту либо через кассу заказчика. Начисления выплат по договорам на оказание услуг и по договорам подряда ежемесячно отражены в расчетных ведомостях по начислению заработной платы за период с 2013 по 2015 годы. В бухгалтерском учете (главной книге) за 2013-2015 года начисленные выплаты по названным договорам отражены по счету 70 "Расчеты с персоналом по оплате труда.

В связи с этим суды пришли к выводу, что заключенные обществом с физическими лицами договоры имеют признаки срочного трудового договора: систематический характер; закрепление в предмете договора трудовой функции (выполнение исполнителем (работником) работ определенного рода, а не разового задания заказчика); отсутствие в договорах конкретного объема работ (значение для сторон имела трудовая функция); контроль со стороны работодателя; обеспечение работодателем работнику условий труда; ежемесячное вознаграждение.

При изложенных обстоятельствах являются правильными выводы относительно того, что правоотношения сторон в рамках спорных договоров носили не гражданско-правовой, а трудовой характер, выплаты по названным договорам являлись скрытой формой оплаты труда, поэтому страхователем неправомерно занижена облагаемая база при исчислении страховых взносов на указаны виды обязательного социального страхования.

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 26 апреля 2017 г. N Ф06-19410/17 по делу N А72-4107/2016

Из анализа указанных норм [ст. ст. 1656 ТК РФ, ч. 1 ст. 702ч. 1 ст. 779 ГК РФ] следует, что основными признаками, позволяющими разграничить трудовой договор от гражданско-правового договора оказания услуг являются: выполнение работы личным трудом и включение работника в производственную деятельность предприятия; подчинение работника внутреннему трудовому распорядку; выполнение работ определенного рода (трудовой функции), а не разового задания; возмездный характер (оплата производится за труд) (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 24.01.2014 N 18-КГ13-145).

Суды, проанализировав условия спорных договоров, установили, что отношения сторон по договорам имели длящийся, системный характер, физическими лицами выполнялась не какая-либо конкретная разовая работа, а исполнялись определенные функции, входящие в обязанности работника организации в соответствии с предметами и видами деятельности, закрепленными в уставе заявителя, при этом важен сам процесс труда, а не его результат, работы выполняются физическими лицами по своему усмотрению. По условиям договоров оплата труда физическим лицам производилась согласно отработанному времени, гарантирована в определенной сумме, которая выплачивалась ежемесячно. Начисление выплат ежемесячно отражено в табелях учета рабочего времени и расчета заработной платы с указанием фамилий работников, а также в расчетных листках, приложенных к договорам.

В связи с этим суды пришли к выводу о том, что заключенные управлением с физическими лицами договоры имеют признаки срочного трудового договора, предусмотренные статьями 5657 и 59 Трудового кодекса Российской Федерации: систематический характер; закрепление в предмете договора трудовой функции (выполнение исполнителем (работником) работ определенного рода, а не разового задания заказчика); отсутствие в договорах конкретного объема работ (значение для сторон имела трудовая функция); контроль со стороны работодателя; обеспечение работодателем работнику условий труда; ежемесячное вознаграждение за труд.

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 14 апреля 2017 г. N Ф03-829/17 по делу N А24-2554/2016

Предметом трудовых правоотношений является сам процесс труда работника по определенной трудовой функции (профессии, специальности или должности) в данной организации. Трудовым правоотношениям присущ длящийся характер, они, как правило, не прекращаются после завершения работником какого-либо действия (рабочей операции) или трудового задания, поскольку работник вступает в указанные правоотношения для выполнения определенной работы как процесса. Гражданско-правовые отношения, связанные с трудом, прекращаются по окончании выполнения конкретной работы (задания) и получения определенного результата труда. Предметом гражданских правоотношений является получение конкретного результата в соответствии с полученным заданием.

Основными признаками, позволяющими разграничить трудовой договор от гражданско-правового договора оказания услуг, являются: выполнение работы личным трудом и включение работника в производственную деятельность предприятия; подчинение работника внутреннему трудовому распорядку; выполнение работ определенного рода (трудовой функции), а не разового задания; гарантии социальной защищенности.

Анализ контрактов позволяет прийти к выводу о том, что они фактически регулируют трудовые отношения, поскольку имеют систематический характер (заключались периодически с одними и теми же лицами в течение длительного периода времени), работы выполнялись ежедневно, в контрактах отсутствует конкретный результат работ, оплата труда гарантирована в определенной, фиксированной сумме, следовательно, значение для сторон имел сам процесс труда, а не достигнутый в результате этого овеществленный или не овеществленный результат.

2.4. Договор не может быть признан трудовым при отсутствии в нем условий о личном исполнении определенного рода работ работником, с подчинением его внутреннему трудовому распорядку, за нарушение которого возможно наложение дисциплинарного взыскания

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 28 марта 2017 г. N Ф04-482/17 по делу N А03-24562/2015

Основными признаками трудового договора являются личностный признак (выполнение работы личным трудом и включение работника в производственную деятельность предприятия), организационный признак (подчинение работника внутреннему трудовому распорядку; его составным элементом является выполнение в процессе труда распоряжений работодателя, за ненадлежащее выполнение которых работник может нести дисциплинарную ответственность), выполнение работ определенного рода, а не разового задания, гарантия социальной защищенности.

В случае, если такие условия в договоре отсутствуют, заключенный договор не может быть признан трудовым.

2.5. Длительный характер заключенных с гражданами договоров не является бесспорным доказательством существования трудовых отношений

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 13 июня 2017 г. N Ф08-3556/17 по делу N А32-23242/2016

Длительный характер договоров не изменяет гражданско-правовую природу договоров, заключенных с гражданами, и сам по себе не является доказательством существования между сторонами взаимоотношений, возникающих из трудового договора.

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 22 июня 2016 г. N Ф06-9672/16 по делу N А06-9620/2015

В соответствии со статьей 56 Трудового кодекса Российской Федерации под трудовым договором понимается соглашение между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по определенной специальности, квалификации или должности), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством, коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Судами обоснованно указано, что определяющие значение для квалификации заключенного сторонами договора имеет анализ его содержания на предмет наличия или отсутствия признаков гражданско-правового или трудового договоров. При этом обстоятельства длительности договоров, обеспечение заказчиком исполнителей средствами труда и предусмотренная сторонами ответственность исполнителя за нарушение правил пожарной безопасности, не являются бесспорным доказательством существования между сторонами взаимоотношений, возникающих из трудового договора.

Апелляционное определение Московского городского суда от 18 января 2017 г. N 33-1416/17

Доводы апелляционной жалобы о непрерывном и длительном характере отношений между сторонами, ежемесячной оплате труда в определенной сумме, выполнении трудовых обязанностей в течение полного рабочего дня при пятидневной рабочей неделе, не свидетельствуют о наличии между сторонами именно трудовых отношений, поскольку не свидетельствует о соблюдении истцом трудовой дисциплины, подчинение ее локальным нормативным актам работодателя в качестве работника и т.п. , то есть не подтверждают наличие обязательных признаков, характеризующих возникновение трудовых отношений, и не опровергают факт заключения между сторонами договоров гражданско-правового характера.

2.6. Составление на работников трудовой документации и применение в отношении них терминов трудового законодательства не свидетельствует об обязательном наличии трудовых отношений

Определение Верховного Суда РФ от 29 декабря 2014 г. N 302-КГ14-6323

Судом может быть установлено, что договором возмездного оказания услуг фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем в случаях, когда будет выяснена действительная общая воля сторон на фактическое возникновение трудовых, а не гражданско-правовых отношений с учетом цели договора, а также установлены конкретные обстоятельства, подтверждающие трудовой характер правоотношений работника и работодателя.

При рассмотрении настоящего спора с учетом установленных обстоятельств суды квалифицировали спорные договоры как договоры гражданско-правового характера.

Доводы фонда о том, что составление на работников трудовой документации и применение в отношении работников терминов трудового законодательства свидетельствует о наличии трудовых отношений, были предметом рассмотрения судов и отклонены ими, поскольку представленные доказательства подтверждают обоснованность доводов заявителя об отсутствии у общества необходимости в заключении с физическим лицами трудовых договоров на продолжительный (неопределенный) период времени, что с учетом иных установленных по делу обстоятельств подтверждает гражданско-правовую природу заключенных договоров.

2.7. Выполнение работ лично физическим лицом само по себе не свидетельствует о трудовом характере отношений

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 29 апреля 2016 г. N Ф04-1323/16 по делу N А03-6087/2015

Выполнение работ лично физическим лицом само по себе не свидетельствует о трудовом характере отношений, сложившихся между ним и организацией (заказчиком), поскольку нормы гражданского законодательства предусматривают, в том числе обязанность оказания услуги своими силами (лично исполнителем), если иное не установлено договором.

2.8. Подчинение физического лица правилам трудового распорядка и прохождение инструктажа по технике безопасности сами по себе не свидетельствуют о наличии трудовых отношений

Апелляционное определение СК по гражданским делам Воронежского областного суда от 10 марта 2016 г. по делу N 33-1513/2016

Суд первой инстанции верно отметил, что из текста договоров следует, что сторонами был определен конкретный вид работ, который истец должен был выполнить по техническому заданию, начальный и конечный срок выполнения работ, цена работы, при этом из представленных документов видно, что сумма дохода истца в каждом месяце различна и не повторяется, что соответствуют условиям договора подряда, установленным нормами ГК Российской Федерации.

Утверждения истца о том, что она наряду с другими работниками подчинялась правилам внутреннего трудового распорядка, сами по себе не могут свидетельствовать о том, что отношения между сторонами не носили гражданско-правового характера, поскольку, как правильно указал суд первой инстанции, наименование работ, которые должна была выполнить истица, по договору подряда и техническим заданиям, требовало её присутствие на заводе в течение всего рабочего дня было необходимо для успешной реализации обязанностей по договорам.

То обстоятельство, что истец прошла в ООО инструктаж по технике безопасности, имела постоянное место работы, которое было оборудовано, не свидетельствует о наличии между сторонами трудовых отношений.

2.9. Договор о представлении интересов в суде нельзя квалифицировать в качестве трудового договора

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 9 марта 2016 г. N Ф08-984/16 по делу N А32-26444/2012

Суды установили, что [дата] между Б. и обществом заключен договор на оказание консультационных (юридических) услуг и представление интересов общества в арбитражном суде. Данный договор нельзя квалифицировать как трудовой договор, так как он не соответствует всем требованиям, установленным Трудовым кодексом Российской Федерации.

2.10. Договор оказания услуг между юридическим лицом и ИП может быть признан трудовым

Определение Верховного Суда РФ от 27 февраля 2017 г. N 302-КГ17-382

Действительным экономическим смыслом деятельности привлекаемых обществом индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения (контрагентов по договорам возмездного оказания услуг, которые носили не разовый, а систематический характер), являлось осуществление последними трудовой деятельности в качестве наемных работников, то есть фактически между обществом и контрагентами сложились трудовые отношения; обществом осуществлялась деятельность, направленная на получение необоснованной налоговой выгоды путем уклонения от обязанности налогового агента по исчислению, удержанию и перечислению сумм НДФЛ, предусмотренные пунктом 6 статьи 226 Налогового кодекса Российской Федерации.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 27 октября 2016 г. N Ф02-5659/16 по делу N А58-547/2016

Действительным экономическим смыслом деятельности привлекаемых обществом предпринимателей являлось осуществление по существу трудовой деятельности в качестве наемных работников.

Таким образом, деятельность общества, связанная с заключением с индивидуальными предпринимателями, применяющими упрощенную систему налогообложения, договоров об оказании услуг, а по существу - выполняющим трудовые обязанности, обоснованно квалифицирована налоговым органом как направленная на получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды путем уклонения от исполнения обязанностей налогового агента по НДФЛ (исчисление налога, удержание и перечисление налога в установленные законом сроки).

Апелляционное определение СК по административным делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 13 июня 2018 г. по делу N 33а-2104/2018

Действительным экономическим смыслом деятельности привлекаемых обществом индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения (контрагентов по договорам возмездного оказания услуг, которые носили не разовый, а систематический характер), являлось осуществление последними трудовой деятельности в качестве наемных работников, то есть фактически между обществом и контрагентами сложились трудовые отношения; обществом осуществлялась деятельность, направленная на получение необоснованной налоговой выгоды путем уклонения от обязанности налогового агента по исчислению, удержанию и перечислению сумм НДФЛ, предусмотренные п. 6 ст. 226 НК РФ.

2.11. Несмотря на юридическое оформление отношений в виде договоров возмездного оказания услуг, необходимо выяснять, имелись ли в действительности между сторонами признаки трудовых отношений и трудового договора

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2018 г. N 34-КГ17-10

От договора возмездного оказания услуг трудовой договор отличается предметом договора, в соответствии с которым исполнителем (работником) выполняется не какая-то конкретная разовая работа, а определенные трудовые функции, входящие в обязанности физического лица - работника, при этом важен сам процесс исполнения им этой трудовой функции, а не оказанная услуга. Также по договору возмездного оказания услуг исполнитель сохраняет положение самостоятельного хозяйствующего субъекта, в то время как по трудовому договору работник принимает на себя обязанность выполнять работу по определенной трудовой функции (специальности, квалификации, должности), включается в состав персонала работодателя, подчиняется установленному режиму труда и работает под контролем и руководством работодателя; исполнитель по договору возмездного оказания услуг работает на свой риск, а лицо, работающее по трудовому договору, не несет риска, связанного с осуществлением своего труда.

Истец указывал на то, что договор возмездного оказания услуг ответчик заключал с ним на выполнение работы не разового характера, а постоянного, между сторонами сложились непрерывные и длительные отношения (договор возмездного оказания услуг неоднократно продлевался и перезаключался ответчиком с истцом сразу после окончания срока действия предыдущего договора). При выполнении работы истец руководствовался инструкциями ОАО и подчинялся представителю работодателя, с возложением обязанности не покидать пост охраны до согласования с этим должностным лицом, следовательно, имеются такие существенные условия трудового договора, как подчинение работника правилам внутреннего трудового распорядка и режиму рабочего времени. Выполняемая истцом работа предполагала тарифно-квалификационные характеристики работы по конкретной должности и профессии, оплата труда была гарантирована в определенной сумме и выплачивалась истцу ежемесячно, вне зависимости от объема выполненной им работы.

Вследствие неправильного применения норм материального и процессуального права суды первой и апелляционной инстанций отдали приоритет юридическому оформлению отношений между истцом и ответчиком, не выясняя при этом, имелись ли в действительности между сторонами, несмотря на заключенные договоры возмездного оказания услуг, признаки трудовых отношений и трудового договора, предусмотренные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации, и не было ли со стороны ответчика злоупотребления при заключении с истцом договоров возмездного оказания услуг вопреки намерению работника, являющегося экономически более слабой стороной в этих отношениях, направленного Центром занятости к ответчику, заключить трудовой договор.

Постановление Президиума Верховного Суда Республики Башкортостан от 18 июля 2018 г. по делу N 4Г-3009/2018

От договора возмездного оказания услуг трудовой договор отличается предметом договора, в соответствии с которым исполнителем (работником) выполняется не какая-то конкретная разовая работа, а определенные трудовые функции, входящие в обязанности физического лица - работника, при этом важен сам процесс исполнения им этой трудовой функции, а не оказанная услуга. Также по договору возмездного оказания услуг исполнитель сохраняет положение самостоятельного хозяйствующего субъекта, в то время как по трудовому договору работник принимает на себя обязанность выполнять работу по определенной трудовой функции (специальности, квалификации, должности), включается в состав персонала работодателя, подчиняется установленному режиму труда и работает под контролем и руководством работодателя; исполнитель по договору возмездного оказания услуг работает на свой риск, а лицо, работающее по трудовому договору, не несет риска, связанного с осуществлением своего труда.

Вследствие неправильного применения норм материального и процессуального права суды первой и апелляционной инстанций отдали приоритет юридическому оформлению отношений между истцом и ответчиком, не выясняя при этом, имелись ли в действительности между сторонами, несмотря на заключенные договоры возмездного оказания услуг, признаки трудовых отношений и трудового договора, предусмотренные в статьях 15 и 56 ТК Российской Федерации, и не было ли со стороны ответчика - злоупотребления при заключении с истцом договоров возмездного оказания услуг вопреки намерению работника, являющегося экономически более слабой стороной в этих отношениях, заключить трудовой договор.

Постановление Президиума Московского областного суда от 11 июля 2018 г. по делу N 4Г-3137/2018

От договора возмездного оказания услуг трудовой договор отличается предметом договора, в соответствии с которым исполнителем (работником) выполняется не какая-то конкретная разовая работа, а определенные трудовые функции, входящие в обязанности физического лица - работника, при этом важен сам процесс исполнения им этой трудовой функции, а не оказанная услуга. Также по договору возмездного оказания услуг исполнитель сохраняет положение самостоятельного хозяйствующего субъекта, в то время как по трудовому договору работник принимает на себя обязанность выполнять работу по определенной трудовой функции (специальности, квалификации, должности), включается в состав персонала работодателя, подчиняется установленному режиму труда и работает под контролем и руководством работодателя; исполнитель по договору возмездного оказания услуг работает на свой риск, а лицо, работающее по трудовому договору, не несет риска, связанного с осуществлением своего труда.

Вследствие неправильного применения норм материального и процессуального права суды первой и апелляционной инстанций отдали приоритет юридическому оформлению отношений между истцом и ответчиком, не выясняя при этом, имелись ли в действительности между сторонами признаки трудовых отношений и трудового договора, предусмотренные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса Российской федерации, и не было ли со стороны ответчика - злоупотребления при заключении с истицей договоров возмездного оказания услуг вопреки намерению работника, являющегося экономически более слабой стороной в этих отношениях, заключить трудовой договор.

2.12. Наименование договора не является безусловным основанием отнесения его к гражданско-правовому, либо трудовому

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23 марта 2020 г. N Ф04-498/20 по делу N А03-21330/2018

Наименование договора не может рассматриваться в качестве достаточного основания для безусловного отнесения заключенного договора к гражданско-правовому или трудовому контракту.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12 сентября 2019 г. N Ф08-7803/19 по делу N А32-53852/2018

Наименование договора не может рассматриваться в качестве достаточного основания для безусловного отнесения заключенного договора к гражданско-правовому или трудовому контракту. Определяющее значение для квалификации заключенного сторонами договора имеет анализ его содержания на предмет наличия или отсутствия признаков гражданско-правового или трудового договоров.

3. Признание трудового договора недействительным

3.1. Признание трудового договора недействительным невозможно

Определение СК по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 10 декабря 2020 г. по делу N 8Г-19299/2020[88-18029/2020]

Трудовое законодательство Российской Федерации не содержит механизма признания трудового договора недействительным, на трудовые отношения нормы Гражданского кодекса РФ не распространяются, трудовое законодательство не предусматривает оснований для рассмотрения трудового договора как сделки, которую возможно признать недействительной.

3.2. Отдельные положения трудового договора могут быть признаны недействительными

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31 октября 2018 г. N Ф04-2616/17 по делу N А75-1911/2016

Признание трудового договора полностью недействительным может повлечь нарушение прав работника, должника и конкурсных кредиторов.

Вместе с тем не исключена недействительность отдельных условий трудового договора, например, о заработной плате и дополнительных выплатах и компенсациях. Такие условия трудового договора могут быть признаны недействительными как полностью так и в части.

4. Стороны трудового договора

4.1. Нормы трудового законодательства не содержат запрета на заключение трудовых договоров с лицами, признанными судом недееспособными

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 апреля 2010 г. N 13-В10-2

По смыслу статьи 56 Трудового кодекса РФ работником как стороной трудового договора является лицо, которое на основании достигнутого с работодателем соглашения обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию и соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя. При этом требовать у работника при заключении трудового договора иных, кроме прямо перечисленных в статье 65 Трудового кодекса РФ, документов, в том числе о состоянии здоровья, работодатель вправе только в отдельных случаях с учётом специфики работы, которые предусмотрены настоящим Кодексом, иными федеральными законами, указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ. Специальными нормативными правовыми актами о трудоустройстве лиц, страдающих психическими заболеваниями, в том числе инвалидов, как уже было указано выше, предусмотрено наличие в индивидуальной программе реабилитации этих лиц сведений о показанной им с учётом состояния их здоровья работе.

Указывая в решении на недействительность заключенного с недееспособным трудового договора, суд сослался на положения статьи 171 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая предусматривает ничтожность сделок, совершённых гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства, и возврат сторон в первоначальное положение. Однако указанная норма применима при гражданско-правовых отношениях, к трудовым отношениям положения Гражданского кодекса Российской Федерации применению не подлежат.

4.2. Генеральный директор общества не может выступать работодателем в отношении самого себя

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 9 июля 2019 г. N Ф02-2960/19 по делу N А33-2146/2017

Работодателем по отношению к генеральному директору является общество, участники общества - представителем работодателя.

Генеральный директор общества наделен правами и обязанностями работодателя лишь в отношениях с работниками общества.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 7 ноября 2018 г. N Ф08-8769/18 по делу N А53-1239/2018

Правовой статус работника, находящегося в должности генерального директора общества, регулируется как нормами Закона N 14-ФЗ, так и нормами Трудового кодекса Российской Федерации (далее - Трудовой кодекс). Генеральный директор общества наделен правами и обязанностями работодателя лишь в отношениях с работниками общества и выступает в качестве работника в отношениях с обществом - работодателем.

Работодателем по отношению к директору является общество, а общее собрание участников общества - представителем работодателя.

Определение СК по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 09 июня 2020 г. по делу N 8Г-5364/2020[88-6726/2020]

Как правильно указал суд апелляционной инстанции, правовой статус работника, находящегося в должности генерального директора общества, регулируется как нормами Федерального закона 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ, так и нормами ТК РФ. Генеральный директор общества наделен правами и обязанностями работодателя лишь в отношениях с работниками общества и выступает в качестве работника в отношениях с обществом-работодателем, генеральный директор, в любом случае, не обладает полномочиями по принятию решения об установлении самому себе размера должностного оклада без согласия работодателя (общества).